Эксперт о глобусе Трампа и отношениях США и Ирана

20:00 25-05-2018 15
loading...

В минувшую неделю госсекретарь США Майк Помпео выдвинул 12 условий Ирану по новой сделке между США и Ираном. Основная часть условий, больше чем ядерного вопроса, касалось региональной политики Ирана. Среди них стоит выделить и прекращения поддержки Хезболлы, Хамас и других группировок, вывода иранских сил из Сирии, прекращения своей ракетной программы, ну и остальное в этом духе.

Естественно, что ждать того, что Тегеран примет эти соглашения не приходится. Данное соглашение сродни является капитуляцией для Исламской республики, в то время, как и в Ираке и в Сирии на сегодня победителем является именно Иран. Победа Тегерана в Сирии дает аятоллам прямой выход к границам Израиля, что беспокоит раввинов. Поэтому ждать от Ирана отступления не приходится.

Об условиях США Ирану, политике и позиции стран ЕС по этому вопросу, рассказал HerGun.az российский политолог, эксперт по Ближнему Востоку, иранист, Игорь Панкратенко.

- Помпео выдвинул 12 условий Ирану. Как вы считаете, насколько выполнимы эти условия со стороны Ирана? Уступит ли Тегеран ультимативным требованиям Вашингтона?

Принять «список Помпео» для Ирана означает, по сути, отказаться от суверенной внешней политики. Причем, что особенно «восхищает» в формулировках американского госсекретаря, это требование к Тегерану полностью отказаться от защиты собственных интересов.

Вот только вдуматься - Иран должен вести себя так, чтобы не вызывать раздражения и недовольства со стороны, например, Израиля и Эр-Рияда. А ничего, на минуточку, что как одни, так и другие - далеко не невинные агнцы. И достаточно активно участвуют в необъявленной войне против Тегерана. От организации убийств на иранской территории, до поддержки деятельности террористических группировок в иранском Курдистане и иранском же Белуджистане? Или израильтяне и саудиты готовы отказаться от подобных действий?

Можно пройтись по всем 12 пунктам списка Помпео, и по каждому из них задать встречный вопрос - а противники Ирана готовы гарантировать ему безопасность и соблюдение его интересов в случае согласия Тегерана принять эти условия? И внезапно выясниться, что Вашингтон ничего гарантировать не собирается. Кроме одного - может быть не вводить дополнительные санкции. И вести не полномасштабную, а ограниченную экономическую войну.

И в чем тогда для Ирана смысл не то чтобы принять часть этих ультимативных требований, подставлять спину под дюжину ножей от Белого дома - а даже вести переговоры по данному поводу? Никакого. Всем уже ясно, что администрация Трампа не считает, что США и Иран могут сосуществовать на одном глобусе. Проблема для остального мира заключается в том, что другого глобуса у нас для Трампа нет.

- Действительно ли ЕС не собирается выходить из СВПД? Как вы считаете, в условиях санкций США, смогут ли Штаты как-то компенсировать членам Евросоюза убытки от разрыва экономических отношений с Тегераном?

- Каждый день мы слышим заявления о том, что Европа заявляет о своем недовольстве решением Трампа выйти из СВПД, о своей приверженности этому Соглашению и тому подобное.

Но прозвучало ли хоть раз заявление Берлина, Парижа, Рима, Брюсселя о том, что ЕС или какое-то отдельное государство не намерено соблюдать условия Вашингтона и готово полностью защитить свои компании, работающие в Иране, от санкций США? Правильно, ничего подобного не говорится. Более того, официальные лица в Европе уже признают, что защитить свои компании и банки не в состоянии.

Как результат - крупный бизнес начал сворачивать свои «иранские проекты». Что, в общем-то, совершенно логично. Закрытие для него американских рынков куда болезненнее, чем потеря прибыли на рынках Ирана. Здесь очень простая арифметическая задача.

Собственно, в какой-то мере это понимают и в Тегеране. Ведь совершенно не случайно Джавад Зариф, вернувшись из своего «турне отчаяния» - поездки в столицы государств, бывших, наряду с США, участниками заключения СВПД, констатировал у Евросоюза «политической воли для сохранения этого Соглашения».

Тем более, что - и здесь вы задали очень правильный вопрос - для ЕС у Трампа есть не только «кнут», в виде закрытия американских рынков и банковской сферы для работающих с Ираном компаний, но и «пряник». Пока трудно с определенностью назвать те меры, которыми американцы будут компенсировать европейцам закрытие их «иранских проектов», но то, что это будет - не вызывает сомнений.

- За разговорами о европейской реакции на действия Вашингтона как-то в тени остается позиция Китая. В прошлом он не слишком утруждал себя соблюдением наложенных на Иран санкций. А как поведет себя Пекин на этот раз?

- Знаете, я сейчас как раз занят изучением данного вопроса. Здесь масса нюансов и, скажем так, привходящих обстоятельств. И, честно говоря, мне не хотелось бы торопиться с выводами, тем более, что они пока достаточно «сырые».

Но вот о чем уже можно говорить с уверенностью, так это о том, что Пекин серьезно ссориться с Вашингтоном из-за Ирана явно не намерен. В отношениях США и КНР достаточно и без того серьезных - в том числе и сугубо экономических - проблем, чтобы прагматичные китайцы добавляли к этому еще одну.

Разумеется, Пекин будет проводить свою самостоятельную политику в отношении Ирана. Но, только до того момента, пока это не начнет приносить ему убытки от закрытия американских рынков. То есть, пока баланс -  выгоды от сотрудничества с Ираном - издержки из-за ответных американских шагов - будет в пользу китайских компаний. Как только он станет отрицательным, и китайский бизнес с США начнет испытывать дискомфорт - Пекин примет меры к тому, чтобы откорректировать ситуацию.

То есть, рассчитывать на то, что вот европейские компании уйдут из Ирана, но их заменит Китай - совершенно не стоит.

Можно ли сказать, что рост цен на нефть в какой-то степени выгоден и Ирану?

- Здесь прежде всего надо понимать, насколько долгосрочен этот рост. Объективных причин для серьезного увеличения цен за баррель не просматривается. Да, есть некий всплеск, но воспринимать это как устойчивую тенденцию, на мой взгляд, преждевременно.

Возможно, это как-то и компенсирует Ирану потерю объемов экспорта. Но - компенсирует лишь частично, причем, в лучшем случае - на 15-20%. Поскольку когда продажи сокращаются более чем в два раза - особо на росте цен не выиграешь, поскольку и они тогда должны в два раза вырасти, а это уже из разряда фантастики.

Но здесь есть и хорошие новости для Тегерана. До конца нынешнего года серьезного сокращения экспорта иранской нефти, судя по всему, не произойдет. Соответственно - есть возможность создать хоть и достаточно тонкую, но все же какую-никакую «подушку безопасности». Думаю, в Иране это прекрасно понимают и уже работают в данном направлении.

Р.Г.